Стихосложение

Стихосложение
    СТИХОСЛОЖЕНИЕ или версификация. Этот термин употребляется, как для того, чтобы указать ту метрическую систему, которой пользуется данный язык для своего стиха, так и для названия суммы практических знаний, которыми должен обладать стихотворец для того, чтобы уметь обращаться со стихом своего языка. Поскольку второй смысл этого термина обычно сводится к нехитрому перечислению существующих и несуществующих в языке стоп, которыми мог бы пользоваться заинтересованный автор, или, в крайнем случае, к описанию ритмических приемов старых авторов, можно сказать, что техника стихосложения или, лучше, его технология еще не существует, за неразработанностью основной науки о ритмическом существе стиха. Метрические системы распадаются на силлабическую, количественную (квантитативную или метрическую), ударную и тоническую (см. Метрика). Что касается собственно до русской версификации, то дело исторически представляется следующим. Русская изустная словесность пользовалась квантитативным, певшимся стихом, в основе которого лежала диподия первого пэана. Надо полагать, что этот стих пришел к нам с Балканского полуострова, куда он попал, вероятно, непосредственно из Италии. Впрочем, этот стих настолько распространен по всему земному шару, что в подобной гипотезе нет практической нужды. Все языки знают четырехстрочную двудольную строфу (четырехстопную) с анакрусой или без нее, где первые две строки вводят слушателя в настроение поэмы, давая предварительную аналогию дальнейшего, взятую из природы, а вторые две — излагают чувствования автора по большей части идиллико — эротического характера. Корш не без остроумия доказывал, что и «Слово о Полку Игореве» (см. работу его того же названия) имеет в основе тот же старо-славянский стих, снабженный рядом анакрус весьма сложного строения, энклизами, синкопами и прочими орнаментами квантитативного стиха. Наша письменная словесность, как это ни странно, однако пошла совершенно по другому пути. Если у француза можно без труда проследить, как менялся стих, начиная с первых ударных рифмованных издевательств римской черни над Цезарем, и до Мольера, — у нас мы видим ряд верификационных революций образованного имущего класса, которые почти что ничем не были связаны с исконно-русским стихом. Первые русские стихи были написаны в Червонной Руси Скорининым (печ. в 1517 г.); вот как они выглядели:
    Богу в Троице единому ко чти и ко славе,
    Матери его, пречистой Марии к похвале,
    Всем небесным силам и святым его к веселению
    Людям посполитым к доброму научению.
    Первый поэт в России был поэт Кубасов (сравн. еще И. Максимовича, отзывы о нем у Кантемира и Сим. Ростовского, вероятно, автор приведенного четверостишия). Эти стихи явно подражали тому, чем был в то время польский стих. Примерно к тому же времени относится попытка Лавр. Зизания и Мелетия Смотрицкого ввести в русский язык метрическое (квантитативное) стихосложение без музыкального сопровождения, основываясь на предполагаемой долготе, нейтральности и краткости русских гласных звуков; попытка эта ничем не кончилась, а сконтруированные помянутыми стихотворцами строки были для русского слуха (повидимому, и в свое время) не более, как прозой. Польским стихом, который является все же ударным стихом с рядом условий конструирования, условий, привившихся лишь в польском, который также своевременно возник из той же обще-славянской схемы, — писали Феофан Прокопович, Буслаев, Симеон Полоцкий и, наконец, князь Антиох Кантемир, первый русский стихотворец, заслуживающий имени поэта. Может быть, этих любителей нового стиха привязывало к нему его европейская физиономия. Стих был 13-ти, 11-ти и 9-ти сложным, с вольной цезурой, но локализованной. Мужские рифмы считались годными лишь для шуток, ибо польский язык с его обязательным ударением на предпоследнем слоге другой рифмы, кроме женской, не знал. Этот польский стих, «силлабик», получил в России право гражданства в последней половине XVII в. (в 1663 стихи Библии с неправильным счетом слогов). Кантемир говорил о своем стихе:
    Что дал Гораций, занял у француза.
    О, коль собой бедна моя муза.
    Да, верно, ума хоть пределы узки:
    Что взял по-польски, заплатил по-русски, —
    то есть: форма сатиры заимствована у Горация и Буало, стих — польский (это эпиграмма). Кантемир, — сатирик, моралист, гуманист в стиле реформаторов Петра, либерал типа Прокоповича, принадлежал к партии, сильно пострадавшей в последующие царствования после — петровской реакции. Кантемир перевел Кевика, Фонтенеля («О множестве миров»), ввел в язык ряд слов, как «начало» (элемент), «средоточие», «понятие» (идея) и пр. Двадцати двух лет Кантемир был назначен русским резидентом в Лондон. Именно только такой человек, исключительной по тем временам эрудиции, преданности родной культуре, ума и энергии, только и мог в то время хотя бы примерно удовлетворить жажду общества в благозвучном стихе и подготовить почву для того стиха, который жив и по сейчас. Кантемир обладал огромным стихотворным талантом: в условиях совершенно несуществующего литературного языка он переводил Анакреонтея (лучшие русские переводы по близости к подлиннику), Горация, Эпиктета, К. Непота и пользовался глубочайшим уважением заграницей среди таких людей, как Монтескье (см. об этом у Батюшкова). Вот пример его «силлабика»:
    Трижды строил лиру я, и дрожащи персты
    Трижды на струны навел, и уста отверсты
    Говорили тебе песнь: трижды разделяя
    Быстро воздух, прилетел из вышнего края.
    Небес белокурый бог...
    или:
    На горах наших, Пимине, славный
    Сединами,
    Ни свирелью тебе кто равный,
    Ни стадами...
    Третьяковский также писал польским «силлабиком». Но далее он отказался от него под влиянием немецких чисто-ударных образцов; на Кантемира нововведение Тредьяковского подействовало в том смысле, что он пересмотрел свое стихосложение, поставил ему более жесткие рамки и переделал чуть ли не все свои стихи, однако, до чистой ударности не дошел. Одним из пионеров чисто-ударного языка вне польских схем был и Г. С. Сковорода, который вынес свою привязанность к чистой ударности видимо из своего путешествия заграницу (Польша, Пруссия, Германия, Италия), после которого он поступил учителем поэзии в Переяславское училище, где пытался преподавать стихосложение в духе чистой ударности Ломоносова и Тредьяковского. Ему было предложено оставить эту вредную затею и вернуться к авторитету Сим. Полоцкого; на это он не согласился, после чего и был изгнан из училища за «гордыню». Сам он сначала тоже пользовался «силлабиком», ударные его вещи довольно слабы. Тредьяковский ни в малой мере не был оригинальным автором и не был способен на серьезное новаторство; он легко писал подражательные французские стихи, они были довольно гладки и приятны у него, но русский ударный стих, за исключением редких удачных мест, у него очень слаб. Он предпочитал «хорей» (спор с Ломоносовым) на том основании, что последний ближе к русской песне, что совершенно справедливо, но, конечно, богатства языка не исчерпывает. Ломоносов правильно оценил двудольник с анакрусой («ямб») по его чрезвычайно метрико-ритмическому богатству, несравнимому с двудольником без анакрусы, который много однообразнее. Первые же опыты Ломоносова показали, что задача решена правильно: Ломоносовский стих с удивительной быстротой вытеснил «силлабик». Ломоносовский гений дал отличные примеры, — до Пушкина его ритмическое наследство разрабатывалось. Но все же он был экспериментатор, за его плечами не было никакого опыта; русский стих был поставлен на ноги не им, — эта честь выпала патетическому Гавриилу Державину. И по сю пору некоторые его хореи (написанные не без влияния Львовских переводов Анакреонтея) читаются с большой приятностью. Через Державина впервые проникла в русский стих песня, что и свело дело к тому, что приоритет с тех пор отошел к письменному стиху. Но до-пушкинских стих еще нес в себе много элементов «силлабика», он сохранил мало-естественную расстановку слов, и некоторую своебычность ритма, где диподические ударения находятся на краях строки, как в таких строках Кантемира:
    Некогда в час полночи,
    Когда Медведь уже вертеться
    Начал под рукой Воота,
    Человеков же вси роди
    Спят, утомлены трудами...
    Эта тенденция не ослабела до Державина, и строки его, как «С белыми Борей власами», раздвигающие диподические ударения, характерны для него. Батюшков и Жуковский подготовили почву, а Пушкин окончательно оставил это, обратившись к диподии, как строка песни «По широкому раздолью». Это и было началом национального стихосложения. Последующие авторы не раз возвращались к допушкинским принципам (как Тютчев, напр.), но им противопоставлялась тенденция Некрасова с его живым разговорным стихом на диво гомофонированным («Так танцуй же ты деву Дуная, но в покое оставь мужика...» и т. п.). За Некрасовым стих русский испытал жестокий упадок с именами Апухтина, Надсона и др., символисты развили Фето — Гейневские паузники, футуристы в лучших своих вещах вернулись к чистой диподии, мало мелодированной.
    С. П. Бобров.

Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х т. — М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель. . 1925.

Игры ⚽ Поможем сделать НИР
Синонимы:

Полезное


Смотреть что такое "Стихосложение" в других словарях:

  • стихосложение — стихосложение …   Орфографический словарь-справочник

  • Стихосложение — (иначе версификация). I. Общие понятия. Понятие С. употребляется в двух значениях. Часто оно рассматривается как учение о принципах стихотворной организации речи и в этом смысле представляет собой не что иное, как стиховедение (см.). В другом,… …   Литературная энциклопедия

  • СТИХОСЛОЖЕНИЕ — способ организации стихотворной речи, противопоставляющий ее прозе. В основе всякого стихосложения лежит заданное членение речи на соотносимые и соизмеримые между собой стихи с характерной стихотворной интонацией. Стихосложение бывает 3 степеней… …   Большой Энциклопедический словарь

  • СТИХОСЛОЖЕНИЕ — СТИХОСЛОЖЕНИЕ, способ организации стихотворной речи, противопоставляющий ее прозе. В основе всякого стихосложения лежит заданное членение речи на соотносимые и соизмеримые между собой стихи с характерной стихотворной интонацией. Стихосложение… …   Современная энциклопедия

  • Стихосложение — СТИХОСЛОЖЕНИЕ, способ организации стихотворной речи, противопоставляющий ее прозе. В основе всякого стихосложения лежит заданное членение речи на соотносимые и соизмеримые между собой стихи с характерной стихотворной интонацией. Стихосложение … …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • СТИХОСЛОЖЕНИЕ — СТИХОСЛОЖЕНИЕ, стихосложения, ср. (лит.). Система построения и организации ритмизованной, стихотворной речи. Теория стихосложения. Законы русского стихосложения. Силлабическое стихосложение. Тоническое стихосложение. Толковый словарь Ушакова. Д.Н …   Толковый словарь Ушакова

  • стихосложение — см. поэзия Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011. стихосложение сущ., кол во синонимов: 10 • …   Словарь синонимов

  • СТИХОСЛОЖЕНИЕ — СТИХОСЛОЖЕНИЕ, я, ср. Построение стихотворной речи. Тоническое с. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Стихосложение — Понятие Стихосложение (иначе версификация) употребляется в двух значениях: учение о принципах стихотворной организации речи  стиховедение; то есть как способ организации звукового строения речи, в котором речь делится на стихи и прозу. в… …   Википедия

  • стихосложение — я; ср. Способ организации звукового состава стихотворной речи, противопоставляющий её прозе. Силлабическое с. Метрическое с. * * * стихосложение способ организации стихотворной речи, противопоставляющий её прозе. В основе всякого стихосложения… …   Энциклопедический словарь


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»